Где заканчивается дилетантство и начинается искусство?

Где заканчивается дилетантство и начинается искусство, а бессмысленные действия переходят в перформанс? Это знает известный художник и куратор арт-проектов господин Кауфман.

Художественное объединение «Юла», соучредителем которого является господин Кауфман - один из немногих центров Украины, который поддерживает современное искусство. В галерее если не праздник, то скандал: арт наступления приобретают масштабы, однако не каждый зритель воспринимает новейшие тенденции. Неизменный куратор бьеннале «Неделя актуального искусства» господин Кауфман рассказал о современной художественной кухне и как она станет по вкусу украинцам в ближайшее время.

- Господин Влодку, как бы вы охарактеризовали современное искусство?

- Современное искусство неадекватное, нестандартное, нетрадиционное. Оно существует вне границ. Кроме этого, contemporary art (англ. «современное искусство») создается прямо сейчас, на наших глазах. Такое направление актуально, соответствует законам настоящего, спрос на современное искусство продолжает расти. Исчезнут при этом классические живопись, скульптура или графика? Конечно, нет. Просто появляются новые техники исполнения, смелые подходы, идеи объединить или противопоставить новое и старое. Актуальное искусство - способ мышления, возможность пофилософствовать. Вот вижу, к примеру, закат, любуюсь, восхищаюсь. Мог бы написать полотно, а я вместо этого сжарю яичницу и скажу, что это - солнце. Такое впечатление значительно сильнее.

- Значит, любой может называться художником. Понятие «дилетантства» больше не существует?

- В каком виде. Наивное мышление - тоже философия. В советское время был очень некорректный термин -  »примитивизм». Но кто знает, когда что-то плохо? Возможно, просто другая технология? По такой логике детское творчество тоже примитивное. Но это неправда. Такое искусство правдивее, реалистичнее. А любая школа, прежде всего - насаждение стереотипов. Правда проста: если я рисую как Винсент ван Гог, - я плагиатор, а если как неизвестный учитель, - художник. Сегодня трудно говорить о ремесле. Профессионализм - это вторичное, дополнительное. Наш век - постмодерн, только cover - версия предыдущих историй. Никто не делает нового - только показывают свое видение, говорят идеями. Можно нарисовать еще одну «Джоконду», и это будет шедевр авангарда. Главное - как подать, все упирается в контекст.

- В одном из интервью вы отметили, что часть украинцев осуждает современное искусство. Каковы причины ?

- Невоспитанность. Каким бы возмутительным что-то не выглядело, должна быть толерантность. За рубежом говорят: «Искусство не является плохим - просто не до конца его понимаю». Наш обыватель агрессивный: «Если я чего-то не понимаю, оно не имеет права на существование». Однако не надо спешить, реакции изменяются постепенно. Украина - постсоветское государство, поэтому в сознании множество пропастей, седых от старости: того нельзя, так не делается… все это стереотипы. Есть две популярные крайности: первая - цепляться за догмы консерватизма, вторая - молиться на Европу или Америку. Мы вправе считать себя полноценными, для этого достаточно почвы - как исторической, так и культурной.

- Среди сложных для понимания тем, которые для украинцев болезненные?

- Проблемы. Человек хочет комфорта. А художник скорее диагностик, чем врач, и постоянно давит в самую суть, обнажает общие проблемы. Такой процесс можно сравнить с иглотерапией: каждая тема - для кого-то болевая точка. Вот зритель и раздражается вместо того, чтобы обратить внимание на предупреждение. Художник всегда отражает недостатки социума. Я не верю художникам, которые называют себя независимыми. Они не едут на необитаемый остров, где нет доступа к информации, в сообщество, где никто не знает, что и для кого ты делаешь. У художника слишком развито эго, поэтому мы остаемся в обществе и отражаем общественную жизнь. Мы нормальные, мы, как и все остальные, растворяемся в своей среде. Для того, чтобы это понять, украинцам нужно больше времени.

- Но, несмотря на проблемы восприятия современного украинского искусства, активную работу продолжает PinchukArtCentre.

- Это правда. Очень хорошо, что такой центр есть. Но, с другой стороны, это не очень хорошо. Пока в Украине только один арт-центр подобного уровня. Существует угроза, что PinchukArtCentre может стать диктатором предпочтений, веяний, направлений. Поскольку эта структура финансово обеспечена, она может посягать на воспитание вкуса. Если бы таких центров было тридцать, с внутренней конкуренцией, полемикой, зритель имел бы палитру и возможность выбирать. Я питаю надежду, что это только старт. Люди с деньгами должны понять, что современное искусство стоит взносов. Конечно, бизнеса на этом не сделаешь.

- Чем ваши личные проекты отличаются от всех ? Вас можно узнать по стилю?

- Сомневаюсь. Я никогда не стремился выработать стиль, потому что не понимаю, что это такое. Хотя в современном искусстве есть художники, которые принимают одну доску и делают с ней проекты всю жизнь. Зато их все и всюду узнают по приемам, средствами: доска длиннее, короче, загнутая, окрашенная… Лично я не могу бесконечно делать то же. Перфомансов не повторяйте более трех раз, даже если в других городах и для новой аудитории.

- Приходилось делать совместные проекты со своей семьей?

- Да. Жена интересуется моими работами. Она сама художница, занимается в основном текстилем. Работает над тем, чтобы его начали видеть самостоятельным видом искусства. Ранее текстиль обслуживал «серьезные» ремесла, теперь - имеет свои права. В этом мы имеем похожее видение, поэтому несколько совместных проектов запустили. Такие сечения были приятными для нас обоих.

- Кроме жены, кто из художников вдохновляет Вас больше всего?

- Художники уже давно не вдохновляют, наоборот - чем дальше, тем больше раздражают. Опыт позволяет набраться наглости и поделить художников на искренних и неискренних. Мой коллега, польский художник, всегда говорит: «Можно поставить чемодан в поле на траву, и это будет шедевр. А можно поставить чемодан на траву в поле - и это будет говно». Найти грань в современном искусстве невероятно сложно. Но я полагаюсь на интуицию. Для меня искусство стало наркоманией. Хотел бы бросить, но имею физиологическую зависимость, просто должен этим заниматься. Тотальная необъяснимое необходимость.

- А что чувствуете во время творческого акта?

- Это может напоминать оргазм, какое-то медитативное удовольствие, просто ощущение свободы. Все зависит от того, насколько удался, например, перфоманс.

- А как вы это понимаете? Реакция публики?

- Никогда. Только собственные ощущения. Надо быть честным с собой, все равно будешь все понимать. Перфоманс надо почувствовать, прожить, продышать.

- Почему жанр «перфоманса» настолько популярен сегодня?

- Наверное, из-за мобильности. Жанр не требует больших усилий, может произойти в любом месте, с минимальными затратами. Сам художник является составной произведения, а это существенно. В отличие от театрального представления, он может быть короче, но по энергетике - гораздо глубже. Это как сравнивать обычную звезду и черную дыру.

- Ваши перфомансы воспитывают или развлекают?

- Вряд ли воспитывают и точно не развлекают. Перфомансы - это реакция на пребывание в определенном месте, в неповторимом состоянии, в конкретном возрасте. Моя цель - обратить внимание. А как трактовать - это дело публики. Все равно во всех получится по-разному.

novosti-plus.ru

Не держите в себе, прокомментируйте новость

Войти с помощью: 

Ваш эл. адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

*
*

Please Do the Math