«Папины дочки» принесли Татьяне Орловой статус звезды

татьяна орлова, секретарь тамараТатьяну Орлову давно называют звездой российских сериалов. По-настоящему «яркую индивидуальность» Орловой оценили, когда ей исполнилось 50 лет. Звездной для нее стала роль секретарши Тамары в «Папиных дочках» - женщины сварливой и одновременно несчастной. В сериале «Криминальная полиция» Татьяна Орлова примерила на себя погоны полковника и стала начальником отдела по расследованию убийств. Теперь режиссеры ее мало не разрывают. Из-за ее низкого голоса, иногда резкие манеры и далеко не модельную внешность Орлову называют «современной Фаиной Раневской». Она с удовольствием рассказывает о творчестве, однако личную жизнь прячет за семью печатями. С Татьяной Орловой удалось познакомиться во время съемок сериала «Думай как женщина», где она играет главную роль. Премьера фильма состоится в июне на телеканале «Украина».

- Одна из самых ярких ваших ролей - секретарша Тамара в сериале «Папины дочки». Какой эпизод вам запомнился больше всего?

- Когда снимали сцену, где я выхожу замуж за героя Андрея Леонова. На эпизодическую роль моего брата пригласили парня, который никогда ранее не снимался. По сюжету, он влюблен в Людмилу Васнецову и хотел ей подарить цветы, и сказать две фразы: «Вам!» - «Мне? Почему мне? «- Спрашивала героиня Нонны Гришаевой. «Ибо вы - самая красивая из всех женщин, которых я когда-либо видел», - должен был ответить мальчик. Но он так нервничал, что мы сняли эпизод аж с 18 дубля, а животы от хохота у нас чуть ли не разорвались. Еще был один интересный случай, когда кинологи приводили мне собаку - сенбернара. Это должна быть сучка Лиза. А вместо Лизы привели кобеля, поэтому приходилось «маскировать» Лизу, которая была вовсе не Лизой, чтобы не было видно достоинства.

- Как вы попали в этот сериал?

- Во времена своей юности я играла только второплановые роли. Можно прославиться сразу после института, а потом не знать, куда себя деть, а можно ждать, верить, надеяться, ходить на кастинги, терять надежду, а потом - хоп! И роли сыпаться одна за другой. Это - как лотерея. Тоже было и у меня: ждала, надеялась, верила, разочаровывалась. А потом мне повезло: кастинг-директор «папиных дочерей» Галина Гончарова увидела меня в «Спецы» и пригласила. Утвердили меня в «дочки» только благодаря ей. Это уже сейчас меня спрашивают: «У вас такой бешеный график - как справляетесь?» Все очень просто: я счастлива, что наконец стала востребованной. Потому что хорошо знаю, как это плохо, когда нет работы.

- У вас были такие времена?

- Были. В голодных 90-х. В кармане не было даже денег на жетон для проезда в метро. Даже думала эмигрировать, однако меня пугала мысль, что я ничего не знаю о жизни там - за рубежом.

- Вы пришли в 1977 году сразу после института в Театр Маяковского.

- Андрей Гончаров, у которого я училась, взял из нашего курса к себе в Театр Маяковского (тогда художественный руководитель театра) меня и Елену Козлитин.

- Так можно сказать, что вы были его любимой ученицей?

- Да вы что? Взял только потому, что в тот период в театре не было такой индивидуальности. Отобрал меня среди других, на всякий случай. И вот это «на всякий случай» тянулся десятилетиями в массовке.

- Гончаров вас постоянно кричал, издевался над вами. А почему не бросили все и не поехали к тете в театр?

- Я оттуда поехала для того, чтобы работать и жить в Москве. У нас в свое время бытовало такое мнение: лучше в массовке в Москве, чем главная роль на периферии.

- Вы с детства мечтали стать актрисой?

- Моя тетя работала в театре в маленьком городке. Я приехала к ней на каникулы, и она взяла меня с собой на работу. Тогда мне было семь лет. Вот там меня и накрыло. Побывала за кулисами, посмотрела на богемную жизнь и поняла, что тоже хочу стать артисткой. С тех пор никем другим себя и не видела. Сказала об этом тете, думала, она сейчас на меня накричит, мол, ты видела, какие актрисы? Стройные, красивые. А мудрая тетя объяснила, что артисты должны быть разные: толстые и стройные, красивые и некрасивые, старые и молодые. Это и придало мне уверенности. Ибо правда: если в кино все будут такие, как «Красотка» Джулия Робертс, то кто тогда сыграет главную роль в фильме о Бабе Яге?

- Одним из первых ваших фильмов была «Атлантида», в которой вы сыграли заключенную. Перед съемками посещали СИЗО?

- Дело в том, что в СИЗО я побывала гораздо раньше - в 1991 году. Я снималась в фильме «Женская тюряга», в котором я также сыграла заключенную. Вот там, в Алмате, съемки проходили в настоящей тюрьме. Рядом была камера с заключенными, они сидели и ждали приговора суда. К нам на съемки приводили настоящих зэков. В кадре было примерно 50 на 50 - актрис и реальных заключенных. Вот тогда я и изучила их жаргон, манеры разговора и поведения. Все мне понадобилось для роли в фильме «Атлантида».

- В этих фильмах вы - заключенная, а в «Криминальной полиции» - начальник отдела, полковник. Где чувствовали себя комфортнее?

- Мне нравятся все роли. Там, где можно изобразить что-то яркое и характерное, - я незаменима. И здесь мне комфортно. Что касается «Криминальной полиции», роль полковника мне досталась случайно. Сначала меня брали на совсем другую роль, однако на кастинге режиссеры меня внимательно посмотрели, посоветовались и предложили сыграть начальника отдела по прозвищу Степаныч.

- И у всех персонажей в этом сериале есть свои прототипы?

- Есть У моей героини также прототип. Железная женщина. Дослужиться в МУРе до звания полковника и подчинить себе всех мужчин - может только железная женщина.

- Можно сказать, что после выхода на экраны этих фильмов, вы теперь «свой» и в тюрьме, и в полицейском участке?

- Не могу сказать ничего о тюрьме, но полицию я люблю. Особенно ГАИШ-ников. Ибо если они стоят на дороге, все начинают ехать по-другому.

- А они вас узнают, когда едете за рулем?

- Теперь узнают.

- Даете им взятки, когда нарушаете правила, или «откупаетесь» автографом?

- Нет. Я - человек справедливый. Как-то грубо нарушила правила - поехала на знак «кирпич» - проезд запрещен. И тут, будто Джин, передо мной вынырнул гаишник. Подходит и спрашивает: «Это вы?» Говорю: «Я» - «Автограф можно?» Возможно, это бы так мне и сошло с рук, если бы в патрульной машине не сидел начальник. Вот он сразу и начал меня «воспитывать», мол, вы проехали под знак. Говорю: «Знаю», и протянула ему деньги и автограф. Если бы вы видели его реакцию! Как ошпаренный, отскакивает в сторону с криком: «Вася! Смотри! Но это она!» А мне стало так стыдно. Но отступать я уже не могла. Попросила, чтобы мне выписали квитанцию, поехала в кассу, заплатил штраф, а затем вернулась на то же самое место. Протягиваю ему квитанцию со словами: «Вот, смотрите. Я заплатила. Теперь прошу сказать вашу фамилию, звание». Гаишник побледнел: «Зачем?» - «Хочу написать благодарность, что такой-то капитан честно выполняет свою работу». Благодарность я же написала.

- Вас называют современной Раневской. Считаете, что похожи чем-то на нее?

- Нет. Раневская - гений. Возможно, у меня что-то и получается смешно, у меня есть яркие характерные роли. Но к Раневской мне далеко. Вспомните хотя вот эту крылатую фразу: «Муля, НЕ нервируй меня!». Сколько лет прошло, а повторяет ее не одно поколение.

- Сейчас очень модно актерам участвовать в различных шоу, скажем, где-то спеть или станцевать. Вам не предлагали с кем-то в паре принять участие в «Танцах на льду»?

- Никогда на такое не подпишусь. Не люблю такой «движуха». Даже когда нужно где-то станцевать, у меня не всегда это без юмора получается. Например, в одной из серий «Ворониных» мы с Анд-рием Ургантом танцевали танго. Ну, танцевали, как умели. «Воронины» - это же юмористический сериал. А все остальное не для меня. Моя работа - сниматься в кино. Я даже на лыжах катаюсь только на ровной дороге, чтобы не вернуться на съемочную площадку в гипсе. У меня в договоре написано, что без разрешения режиссера не имею права даже цвет волос изменить, а не то что ноги поломать.

novosti-plus.ru

Не держите в себе, прокомментируйте новость

Войти с помощью: 

Ваш эл. адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

*
*

Please Do the Math